Однако вождю пролетариата уже успели снести голову.